Постновогоднее. О неожиданных, но очень приятных последствиях ничегонеделания

Прошли первые четырнадцать дней нового года. Я сижу на стуле, сложив ноги по-турецки, рассматриваю в кои-то веки припорошенные снегом верхушки елей за окном (ущипните меня) и думаю, что, пожалуй, за несколько дней тотальной новогодней отключки во мне произошло больше перемен, чем за месяц полноценной, активной, расписанной по минутам жизни.

 

Да, мои каникулы по-настоящему удались. И если подведению итогов 2017-го я отчаянно сопротивлялась (зато получились любопытные выводы), то последствия январского ничегонеделания я, пожалуй, зафиксирую и оставлю здесь. На тот случай, если я забуду, как важно время от времени просто ничего не делать и, как говорится, let things go.

 

ДА ЗДРАВСТВУЕТ РАССЛАБЛЕННОЕ ВНИМАНИЕ!

Мне несложно лечь тюленем на диван или свернуться клубочком в объятьях моего любимого велюрового пуфа и ничего не делать несколько часов подряд. А вот прервать круглосуточный мозговой штурм и заставить помолчать собственные мысли – та еще задачка. Поэтому для меня самая главная и ценная форма ничегонеделания, предел моих дзен-мечтаний – «ничегонедумание». Тихий час мыслей. Штиль и полная расфокусировка. Расслабленное внимание.

 

Если ум невозможно заставить помолчать (хотя я честно и регулярно пытаюсь, о чем подробно писала вот тут), то его можно попробовать переключить – с поиска решения на что-то более спокойное. Например, на медитативное нарезание ингредиентов новогоднего «Оливье» или просмотр «Бриллиантовой руки» за бокальчиком просекко, или игру в «Имаджинариум» расширенным составом любимого семейства, или чтение «Ангела-хранителя» Франсуазы Саган под безмятежный детский храп. Переключение на что-то хорошо забытое, любимое, старое или погружение в абсолютно незнакомую и новую «движуху» одинаково хорошо нейтрализуют мысли и расслабляют внимание.

 

Кому-то нужно оказаться в террариуме, чтобы мысли в оцепенении притихли, кому-то достаточно, засучив рукава, взяться за приготовление имбирных печенек, кому-то – залезть в аэродинамическую трубу, а кому-то – оказаться на массажном столе. Найти свой способ расфокусировки не так трудно, как кажется, было бы желание. Главное, понимать свое «зачем». Зачем все это? И вот тут начинается самое интересное.

 

НАУКА ВИДЕТЬ ИНАЧЕ  

Информационная диета (прости, Инстаграм, не суди строго, Фейсбук, потерпи, Телеграм) и воздержание от всякого рода мыслительной деятельности приводят к… голоду. Шло шестое января, и я проголодалась так, что с новыми силами, свежей головой и большими надеждами взялась за недочитанную глыбу – «Преломление. Наука видеть иначе» Бо Лотто. В декабре эта книга показалась мне настолько неудобной (в самом буквальном смысле этого слова, вы только полистайте ее!) и сложной для чтения, что я оставила ее на столе до лучших времен.

 

Со второй попытки мне было так же непросто взять эту крепость, даже то и дело перепрыгивая через абзац, но я все же добила ее. Мой язык не повернется рекомендовать «Преломление». Как и обещает товарищ Бо, после прочтения действительно кажется, что вот теперь ты точно ничего не понимаешь и знаешь намного меньше, чем вчера. И что, вообще, жизнь – сюр, а краеугольный камень – восприятие восприятия. Да-да. Послевкусие как после общения с не вполне вменяемым преподавателем КСЕ.

 

И тем не менее, если абстрагироваться от труднопроходимой чащи текста, эта книжка разбудила меня. Растрясла. И заставила вспомнить и по-новому взглянуть на креативность и творческое мышление. Следом на моей электронной книжной полке выстроились в ряд «Креативная уверенность», «Взлом креатива», «Война за креатив» и «Рисовый штурм», а я занырнула в них с головой, решив основательно разобраться с вопросом. Ощущение, что это именно то, что мне было нужно, меня не покидало.

 

КОНЕЦ ТВОРЧЕСКОЙ КОМЫ  

Моя творческая чакра находилась в коме, как мне кажется, последние лет десять. Думаю, во многом потому, что моей жизнью заправляли шаблоны, самые разные «как надо» и «как правильно» вместе с идиотским ассоциированием творчества исключительно с уроками рисования акварелью и сочинительством детских сказок по инструкции для начинающих. Ну то есть либо ты творишь с большой буквы шедевры, рисуешь-пишешь-поешь-танцуешь-лепишь, либо сидишь тихо и не высовываешься. Смелость видеть по-своему и самовыражение, ядро творчества, казались мне непозволительной роскошью, блажью, от которой я пренебрежительно огородилась офисными папками и бытовыми вопросами #каквзрослая.

 

И вот теперь, перескакивая со страницы на страницу, заглядывая то в одну книгу, то в другую, я впервые задумалась о том, что настоящая креативность, подлинное творчество – это не что иное, как способ мышления. Это то, как ты смотришь на мир, и что ты при этом видишь. Это не вопрос высокооплачиваемой музы и качественного вдохновения, а смелость быть собой, видеть так, как видишь ты и быть абсолютно свободным от стереотипов и экспертных инструкций.

Когда несколько дней назад я заехала к подруге обменяться новогодними подарками, мы, как всегда, не удержались от разговоров «о высоком» (ну и от апельсинового бисквита тоже не удержались, что уж тут). Мы с ней и близко не касались темы творчества, но сошлись во мнении, что очень важно периодически смотреть со стороны на все происходящее в жизни, на все диагнозы, выводы, советы, обобщения и задаваться вопросом: «А я-то что об этом всем думаю, м?». И тут опять. Бам! Пока я ехала домой меня не покидала мысль: «Ну это же и есть творчество». Бам. Бам. Бам.

 

НЕМНОГО ОБ ИСКУССТВЕ  

Сейчас будет страшное чистосердечное признание. Я никогда не любила искусство. По крайней мере, так, как мне искренне хотелось его полюбить. Что-то все время шло не так: благодаря урокам музлитературы и диктантам по сольфеджио классическая музыка вызывала у меня исключительно отвращение, после курса зарубежной литературы XX века в институте и самого несправедливого и гадкого в моей жизни по нему экзамена я не могла читать художественную литературу лет восемь – начинала болеть голова и строчки плыли перед глазами, не покидало ощущение, что нужно анализировать каждое слово и запоминать все имена.

 

Прежде чем я успеваю прочувствовать что-либо и подумать, а что я на самом деле думаю о том или ином «шедевре», мне уже говорят, как именно я должна подумать и с какой стороны посмотреть, что увидеть и как это интерпретировать. В искусстве, в ИСКУССТВЕ, черт побери, как нигде много оценок, шаблонов, навязанных смыслов и мнений, что должно нравиться, а что нравиться просто не имеет права. И это печаль.

 

Я полный лох в искусстве. И мне не стыдно. (Ни сейчас, ни когда лет 17 назад я спросила у своего начитанного соседа по даче, что написал Обломов). Стыдно. Это ведь по идее чувство мне нужно испытывать? Стыд и срам! А я вот думаю, что все это, на самом деле, прекрасно. Потому наш с искусством головокружительный роман тооооолько-только начинается, и все самое волнительное, чувственное, крышесносное, а, самое главное, настоящее - впереди. Потому что, наверное, только сейчас я могу похвастаться тем, что у меня своя голова на плечах, и я в состоянии разделить то, что я должна почувствовать, по чьему-то мнению, и то, что я на самом деле чувствую.

 

ДУХ ПРОТИВОРЕЧИЯ  

Мне сложно подобрать слова, чтобы описать все то, что сейчас происходит. С одной стороны, полнейший сумбур, а с другой - какая-то приятная ясность. Как будто из тишины, из пустого и свободного от мыслей и бешеных нейронов места выросло цунами и несёт меня с огромной скоростью куда-то, а я только успеваю записывать короткие голосовые сообщения самой себе, ахать-охать и дрожать от любопытства, что же будет дальше. Поймала волну себе на голову в общем. И на этой волне я остро чувствую две вещи.

 

Во-первых, меня не покидает ощущение, что все только-только начинается. А во-вторых… Знаете, меня с детства называли ежом. Мои колючки, мой дух противоречия всегда скорее раздражает окружающих, чем наоборот. А мне за него порой становится жутко неудобно, хотя в глубине души, пожалуй, это одно из моих самых любимых «несовершенств». Так вот, во-вторых, я поняла, что мой дух противоречия — это внутренняя уверенность, что на каждое правило есть исключение, и мое врожденное, упрямое стремление видеть все по-своему. Сдерживать и стесняться которого я больше не вижу смысла. Не хочу. И не буду.

 

 

P.s. Совсем забыла, в первых числах января я купила себе сумасшедший красный свитер с открытыми плечами и огненно-коралловую майку, которая мне, правда, оказалась немного маловата в плечах. Кто знает мою привычную цветовую гамму #пятьдесятоттенковчерного, тот поймёт масштаб события. Не знаю, зачем я это пишу, но наверняка по Фрейду это что-нибудь да значит. Ну а для меня это значит одно. Главное, чтобы горели глаза, а в сердце жила любовь. К жизни. Вот.

 

А как начался ваш 2018?:-)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: